Пятница, 19.10.2018, 08:42
| RSS

Центральная детская библиотека Александровского района

Яндекс.Метрика
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Меню сайта
Форма входа

Краеведение

 


ЧЕЛОВЕК ВЫСОКОГО ПОЛЕТА

 

Наш земляк - Пётр Иванович Задиров.   Жизнь его делится на три большие части.    Пётр Иванович Задиров - мы наслышаны о нём: полярный волк, прославленный парашютист-испытатель и так далее. Он оказался не плакатным могучим богатырём, если встретишь его на улице - обычный прохожий.   А это - человек-легенда. Жизнь его делится на три большие части.    

  Оренбургский платок как спаситель.                                                                                                                                                                                                                         Кто из советских мальчишек, воспитанных на подвигах Гастелло, Мересеьева не мечтал стать лётчиком. Не был исключением и Петя Задиров, тем более, что и его папа был лётчиком.   Отца паренька - военного летчика не стало, когда мальчик был совсем маленьким, мать же относилась к этой идее без восторга. И активно отговаривала сына от поступления в летное училище.

 

-  Когда я в третий раз отправился в Оренбург поступать, поскольку первые два раза провалился, мама уже смирилась с моим выбором и молилась о моей удаче, -рассказывает Задиров. - Но меня снова «завернули». Приехав домой, я в сердцах бросил матери: «Что же твой Иисус не помог?!» Теперь понимаю, что мне свыше была уготована уникальная профессия парашютиста-испытателя. Мечта о небе не отпускала парня, и он поступает в Ижевский аэроклуб, испытателем парашютных систем. В Советском Союзе этих профессионалов было всего пятнадцать человек.    И к ним с наибольшим почетом относились все, в том числе и лётчики-испытатели. Если что-нибудь случалось с лётчиком в воздухе, они спасались на машинках, которые испытывали Задиров и его сослуживцы. Чрезвычайных обстановок с критичным финалом было много. На его глазах разбился его приятель: Задиров видел, как у того отказали два парашюта, и знал, что заключительные пятнадцать секунд жизни приятель знал, что погибает.

 

       Что должен чувствовать человек обыкновенный, падая в восьмисотметровую бездну? Наверно, только животный страх. Не успеешь крикнуть - "Мама-а-а!" - и перестанешь существовать.

 

Да и сам Пётр Иванович не раз был на грани смерти: на высоковольтке висел, не заметив её вовремя. Провод стал провисать, до земли осталось около метра, когда он отцепился. Иначе сгорел бы вместе с парашютом. Вот так, беды по молитвам матери и обходили сына стороной. До сих пор помнит один сон: его парашют не раскрылся, и он с ужасом понимает, что вот-вот разобьется. И вдруг видит внизу, на земле маленькую фигурку, она всё ближе и ближе к нему (мама, чуть ли не кричит он), снимает с плеч огромный пуховый платок и ловит им сына»...       Роковым для Задирова стал 1012-й прыжок. Прыгать ему пришлось с 800 метров.

 

-  Сразу стало ясно, что основной парашют отказал, - вспоминает Петр Иванович. – Но испытатель обязан разобраться в причинах произошедшего! Причину я выяснил, начал отстегивать парашют, и тут заклинило один из замков. Справился с ним, когда до земли оставалось всего метров 70. Запасной купол просто не успел наполниться воздухом. «Ни парашют, ни замки в серию не пойдут!» - только и успел подумать я... Приземлился в огромный снежный сугроб. До сих пор благодарю Бога и маму, которая постоянно молится за меня. В истории болезни у Задирова значится: «Ушиб правого бедра при падении с высоты 800 метров».  Упасть с 800 метров и остаться в живых - в такое невозможно поверить. Однако Петру ЗАДИРОВУ в его бытность парашютистом-испытателем это удалось. Он считает, что его спасли мама и Бог. Именно поэтому Петр воздвиг церковь в родном селе, которую односельчане называют не иначе как «Мамин храм». Храм во имя Казанской Божьей Матери.                                                                                                                                                                                                                                                                                     Родом Задиров из Новоникольского, это в пятидесяти километрах от райцентра Александровка. Мать была верующим человеком и назвала его по святцам, ближайший день - Петра и Павла.      Испокон века семья Задировых была глубоко верующей. Дед Петра не раз совершал паломничество из Оренбургского края в Псково - Печёрскую Лавру. Как все крестьянки Мария Алексеевна Задирова уходила на ферму в пять утра и возвращалась в восемь вечера. Дома её ждало немалое хозяйство, с которым ей помогал справляться маленький Петя.  Пётр Иванович рассказывает, что во сне после того прыжка ему привиделось: внизу была мама, и она держала белый, как тот снег, оренбургский пуховый платок. Он-то и с амортизировал, спас. Петр Иванович Задиров закончил институт. Он уже был мастером парашютного спорта, лейтенантом. Его приглашают в Москву в НИИ автоматических устройств, где разрабатывались и испытывались парашютные системы - космические, спасательные, десантные... Для этого НИИ он был просто бесценной находкой, так как отвечал всем самым высоким требованиям. От претендента на ту работу требовалось: тысяча прыжков с парашютом. У него было три тысячи. Высшее инженерно-Техническое образование. Было. Не ниже кандидата в мастера. Он был, как я уже упоминала, мастер по парашютному спорту. Не старше 28 лет. Ему тогда было 24года. Не успел Задиров устроиться на работу, как от партии и правительства пришел "заказ" проверить новую парашютную систему для горного спецназа За несколько лет до этого при высадке на Памир погибли трое из десяти спецов - сильный ветер разбил их о скалы. Прыжки прошли на отлично. В лагере альпинистов Задирову тогда был присвоен первый разряд по этому виду спорта.

 

Случай с чудесным спасением после свободного падения был не единственным, божественное провидение сохранило Петру Ивановичу жизнь. В другой раз он должен был спуститься на парашюте в таежный лес... Вот как он рассказывал об одном испытании:

 
 

— Приземляясь в чащу, следует нанизать парашют на ствол дерева, отстегнуть его и съехать вниз по веревке. Но с новыми устройствами в виде крыла это стало проблематично, так что сверху я увидел полянку в таежном лесу и направился к ней. И только на подлете увидел, а точнее — узнал по треску, что над ней протянуты высоковольтные линии электропередач, которые с неба заметить невозможно. В результате повис прямо на проводах — парашют с одной стороны, я с другой... Провода прогнулись. Чтобы я коснулся ногами земли и превратился в пепел, не хватило какого-то метра. Я осторожно перетянул парашют на себя, а провода взлетели обратно. У меня над головой раздался взрыв, и... Часть ближайшего города осталась без электричества из-за этого происшествия. Где только не приходилось прыгать потом Задирову, испытывая спасательные системы (они, кстати, до сих пор состоят на вооружении авиации) и парашютное снаряжение для армейского спецназа: и в пустынях Ферганы, и на Черноморском побережье, и в тайге!                                                                                                                                                                       Полярник.                                                                                                                                                                                                                                              В 1981 году в НИИ пришла срочная телеграмма - неподалеку от Северного полюса терпела бедствие полярная станция СП-25. Запасы продовольствия и солярки подходили к концу. Никаких других способов доставки необходимых грузов, кроме как по воздуху, не было. На спасение полярников и направили Петра Ивановича -предстояло впервые в истории полярных экспедиций применить грузовые парашюты. Только они могли доставить несколько тонн багажа за один раз. Так состоялось знакомство Задирова с Арктикой. Впрочем, особого впечатления на бывалого испытателя она не произвела ("Везде люди живут, а работать надо несмотря ни на что!"). А вскоре полярные широты стали для него почти родным домом.             Перестройка.                                                                                                                                                                                                                  С началом перестройки Петр Иванович ушел в бизнес. А параллельно стал строить церкви. Первую в память о своей маме поставил в родном Новоникольском.

 

Первым делом, Задиров благословился у Оренбургского владыки. Затем нашёл зодчего Петра Ивановича Анифифорова, который реставрировал храм в Барнауле. Вместе отправились в деревню, бабушки продемонстрировали, где стоял разрушенный храм - монастырь Казанской Божьей матери.. Владыка осветил то место, заложили камень.. Не взирая ни на что перед наиболее Новым 1999 годом храм в деревне был построен. Местные обитатели именуют его мамин храм в память о Марии Алексеевне Задировой. На освящение его подъехали друзья Задирова, полярники из Антарктиды со станции Беллинсгаузен.А потом решил воздвигнуть православный храм   в Антарктиде! Строился храм на белоснежном континенте в честь Николая Угодника, попечителя странников из сибирского кедра, крепкого, морозоустойчивого. Надворная икона исполнена отечественными мастерами из яшмы и прочих полудрагоценных камешков. Над иконостасом работали Палехские живописцы. Колокола для церкви заказали члены швейцарской семьи Муравьёвых-Апостолов.

 

   ДВА РАЯ ПЕТРА ЗАДИРОВА                                                                                                                                                                                                        "На небе - рай, а на земле - Валдай", - сказал, основывая Иверский монастырь, патриарх Никон. Эти слова в какой-то мере оказались пророческими по отношению к судьбе парашютиста-испытателя, полярника, а ныне руководителя популярной валдайской базы отдыха "Северное сияние" Петра Задирова, познавшего настоящее счастье и в небе, и в сосновых лесах озерного края.  "Знаю ли я страх? — говорит Пётр Иванович.   — Больше всего боюсь оказаться предателем. Предать друга, команду, семью, Бога. Этот страх есть. Боюсь греха".  Однажды он чудом остался жив, падая с нераскрывшимся парашютом. Пётр Иванович считает, что его спасла материнская молитва. Храм на его родине, в селе Новоникольское Оренбургской области, — его благодарность Богу. Потом был храм в Антарктиде. А ещё один — точная копия антарктического — встал недавно на территории центра отдыха "Северное Сияние", расположенного в курортной зоне Валдайского национального парка, на берегу валдайского озера Ужин.  Пётр Иванович задумал создать здесь частный православный лицей-интернат для обучения мальчиков с 8 по 11 классы, по принципу "Bishops College" в Кейптауне. Вся необходимая подготовка уже завершена.

 

Почему православный лицей? Потому что корни древа знаний — это наша духовная культура, основанная на вере в Бога, почитании Его заповедей, — отвечает он. — Чем глубже и прочнее корни, тем крепче дерево, тем выше тянется оно к небу, к свету. В начале двадцатого столетия произошла трагедия, корни древа знаний, древа жизни были подрублены. Древо зачахло и теперь болеет — алкоголизм, наркомания, подростковая преступность... Лицей-интернат — попытка взрастить, образно говоря, живой побег от сильного корня.

 

Ребят, вся жизнь П.И. Задирова в каком то смысле затяжной прыжок в незнаемое. Иной раз опасный, трудный - на пределе, но необходимый и ему и людям, которым он сделал немало доброго.

 

Сейчас я вам предлагаю посмотреть документальный фильм «Храм в Антарктиде».

 

 

 

 

 

 

Часы
Календарь
«  Октябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Поиск

Copyright MyCorp © 2018
Конструктор сайтов - uCoz


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0